Рассказки -2 часть

Первая часть вот здесь
http://gleb-tcherkasov.livejournal.com/751993.html#comments

Рассказка о ненужной находчивости
Году так в 1997 один мой знакомый маститый журналист повадился водить машину в пьяном виде. Получалось. Для сотрудников ГАИ в нагрудном кармане хранилась купюра в сто долларов.
И вот однажды маститого и сильно пьяного журналиста остановил гаишник. Водитель уверенным жестом кинул для приличия жвачку в рот и открыл дверь чтобы вытечь из машины. Сил говорить не было.
-- Сержант Петров (условно)- представился гаишник
--- мммм -ответил маститый журналист и потянул сто долларов из нагрудного кармана
-- вы не пристегнуты, это нарушение -- гаишник со значением посмотрел на водителя
Маститый журналист справился с карманом и тут же вручил гаишнику сто долларов.
Тот взял. Положил в карман. Журналист потек обратно в машину.
-- да вы же пьяны -- удивленно сказал гаишник.
-- ну ты мудак - отрецензировал радость узнавания маститый журналист и тронулся с места.
Утром он рассказал эту историю без всякого восторга -- ста тех долларов за непристегнутый ремень было слишком много. Впрочем, зато теперь он знал, что умеет быстро реагировать в любом состоянии.
Возможно всегда умел и теперь умеет.)))

Рассказка про юбилеи,в обстоятельствах которые мы не выбираем
В 2002 году день рождения не задался дня за два до того. Хватанула какая-то аллергия, да настолько удачно, что обсыпало всего немаленького меня. Лицу тоже досталось -- на третий день его собственно и не видно было.
Утро было невеселым. Скрашивали его как-то только звонки поздравлявших, да и то на второй вопрос о проставе ответить совершенно было нечего.
В 5 часов вечера я решил переломить дело и всем позравлявшим велел приезжать в "Петрович" к 8.. День был рабочий, да и следующий день рабочий, но нам тогда это совсем не мешало.
Через три часа после начала праздника в зале погас свет. Так бывало всякий раз, как у какого-то гостя случался день рождения и ему выносили торт под песню "от улыбки станет день светлей". Все надо в жизни испытать подумал я и повернулся к барной стойке, от которой и должны были понести торт. "Не думай о секундах свысока" грянул Кобзон. Навстречу, покоясь в крепких руках официантки,плыло блюдо. 30 рюмок с хреновухой окружали 30 греночек с салом, в каждую из которых была воткнута горящая свечка". "У каждого мгновения свой резон" продолжал Кобзон. Оставалось только задуть свечи и сопроводить блюдо к страждущим.
Через пару месяцев я познакомился в том же "Петровиче" с девушкой. Через пару коктейлей она спросила "а вы тогда с какого-то очень опасного задания вернулись?"
"То есть" спросил я
"Ну Вас поздравляли как-то по особеному"
И правда подумал я, громила в черной рубашке с каким-то странным лицом, песня из "17 мгновений весны, греночки со свечками". Соблазн закосить под тайного агента был силен, но я решил рассказать все как есть. Оно было у лучшему.
Так мы помогаем людям смотреть на себя правильней


Рассказка про инфотеймент и тонкости информирования
В 1989 году случайным образом познакомился с человеком из программы "Взгляд". Не ведущим, но как-то очень рядом с ними. И решился я порекомендовать своего однокурсника, ныне либерального журналиста, а тогда архивного работника, для подготовки сюжета во "Взгляд" о советско-финской войне, благо материалов доселе неизвестных, у моего друга было достаточно. В общем поехал мой однокурсник в Останкино, а я стал поджидать его на Большом сачке ( кто знает тот понимает, а кто не знает -тому и не нужно). В компании со мной был Владимир, ныне видный патриот, а тогда либеральный журналист. Мы курили и обсуждали обстоятельства последнего заседания Верховного совета, как вдруг увидели идущего к нам в весьма расстроенных чувствах архивного работника.
"Ну что как"
"Прихожу я к этому Мукусеву, начинаю рассказывать про сюжет, а он меня перебивает и говорит, нам интересен обыватель, а ему нужно чтобы на экране были письки и попки и чтобы они танцевали".
Мы замолчали. Пожелания телеведущего никоим образом не монтировались с нашими представлениями о программе "Взгляд". Первым нашелся Владимир.
"А ты бы предложил ему совместить свой рассказ с эротическими моментами".
"Это как" осторожно поинтересовались мы.
И тут опытный студент четвертого курса начал в подробностях объяснять как можно это сделать:"Ты приходишь с девушкой в студию, начинаешь ее раздевать, рассказывая о территориальных претензиях....".
Володя неплохо знал историю, да и в девушках понимал на тот момент больше нас, а шутить одесситов учат наверное с пеленок. или даже не учат. Вот зычный голос это да, это было только у Володи. "А потом как было, вступила в действие такая-то армия, дааа, значит тут вступает в действие...". В общем война и действо кончились одновременно. И кто бы нам сказал, что это станет привычным делом для тв, а мы будем где-то от телевидения в стороне. К счастью для нас
Так иногда знание приходит вовремя.

Рассказка о правильной оценке положения
В 1994 году, ближе к середине осени, с приличествующей случаю помопой, была создана новая социал-демократическая партия, объединившая вокруг себя энное количество осколков прежних социал-демократических партий. Съезд, делегаты, речи, приветствия, президиум, небольшой банкет, журналисты - все как полагается. Планам даже на бумаге тесно. Через несколько дней встречаю одного из руководителей новой партии. Он грустен. "В чем" говорю "дело, что такой печальный, работы много?" ""Да нет, был тут у нас политсовет, всякие предложения выдвигали, дорожные карты, продвижение социал-демократических ценностей. А Вася ( Василий Липицкий, автор-организатор всего проекта, могушщественный по первой половине 90-х человек) смотрел, слушал а потом спокойно так и говорит "денег нет. ни копейки"
Так реальность привела планы в соответствие с собой

Рассказка о внутриредакционном соперничестве
В 1998 году, ближе к началу весны, жизнь моя вошла во вполне определенную колею. Понедельник и вторник я просто работал в газете "Коммерсант". Со среды, помимо газеты, над головой зависал журнал "Власть", который отнимал время в ночь со среды на четверг. В четверг днем свое брала газета, чтобы ночью сбагрить меня на ночь переделывать написанное в журнал ( текст в журнал "Власть" переписанный менее трех раз считался везунчиковым). В пятницу оставалось только пойти поработать на газету и и неделя считалась оконченной. Если только не вступал в свои права журнал "Деньги", который тоже хотел текстов. В ночь на субботу можно было ехать домой. Соответственно к пятнице состояние было несколько сумбурным. И вот в одну из пятниц, Дума подкинула подарочек - утвердила уполномоченным по правам человека моего хорошего знакомого Олега Орестовича Миронова. Это было концом большой истории, которую собственно было не грех и вспомнить. Приезжаю в редакцию и вижу, что текст заявлен на другой отдел. Как, чего, выяснилось, что есть могучий автор, который готов написать на искомую тему. Но готов и сотрудничать. В общем приходит минут через 10 молодой человек.
"Здрасте" говорю - "а что собственно писать собираетесь".
"Есть юридическая заковыка" - отвечает молодой человек -- "вот уполномоченного утвердили а закона про него нет"
Я с интересом смотрю на молодого человека. Дело в том, что закон был принят более чем за год до того. А спорили о нем перед этим года три, фактически с начала работы Госдумы первого созыва.
"Вы уверены" , спрашиваю
"Да" твердо отвечает он.
И тут из меня вырывается стон. Две ночи не спать, считать часы до сдачи номера чтобы еще и объяснять малознакомому человеку сугубые тонкости. Стон был слабостью - я этого и не скрываю.
"Дело в том, что" начинаю объяснять, "закон принят и дело было долгое".
"Да ну" удивляется молодой человек.
Стон переходит в вой.
Тут в дело вмешался Илья Булавинов Был он тогда человеком решительным и резким ( как впрочем и сейчас), поэтому он вежливо подхватил моего собеседника за локоть и повел его к выходу из кабинета. Попутно объясняя ему, что фактуры он не знает и поэтому ничего ему писать не надо ( ну это перевод такой). А я ... остался вместе с компьютером и Олегом Орестовичем
так желание доказать свою правоту создает рабочие проблемы

Рассказка о том как пассажирская авиация и пограничная служба счастливо разрушают планы
В 2003 году возвращался из небольшой поездки по Крыму, которая завершалась в Пантикапее. Друзья-археологи и волонтеры так отлично прощались со мной, что сам факт того, что я сел утром на такси можно считать подвигом. До Симферополя добрались часа через три, а в аэропорту меня приветливо ждала поведенческая инсталляция: самолета три, очередь одна. При этом, никакой еще посадки нет. Глянув на это, я пошел в кафе напротив подкрепиться ячменным соком. Часа через два очередь пришла в движение, а часа еще через два я сел в самолет и долетел до Шереметьево-1. Все шло по задуманному еще до отъезда плану, а состоял он в том, чтобы прилетев в Москву ровно 2 августа, посетить матч Спартак-Локомотив. Между прилетом и началом мачта было ровно два часа, достаточно для того чтобы и сумку сдать в камеру хранения и доехать до Лужников. В Шереметьево -1 нас ждали пассажиры еще двух рейсов, кажется тоже из Украины. Следом пришли еще два. Работала только одна пограничная кабинка. В целом, особенно после прибытия еще одного рейса, сцена стала напоминать кинематографическое описание бегства барона Врангеля из Крыма. Дети плакали и орали, женщины просто орали, мужчины издавали матерный посвист. Через час когда очередь сдвинулась на пять сантиметров я понял, что на футбол наверное не успеваю. Еще через 20 минут со всех концов зала раздался один и тот же звук расстегиваемой молнии. Суровые мужчины доставали из сумок запасенные коньяки, крымские портвейны и просто вина. Через 20 минут обстановка в зале стала вполне доброжелательной. От нашей очереди вашей очереди, позвольте угостить вас хересом.
Тем временем, начинался матч в Лужниках. Я запросил онлайн у своих друзей на стадионе. На 27 минуте Максим Бузникин (увы уже не Спартак) забил первый гол. Через 7 минут Ашветия забил еще. Мои негативные эмоции стали передаваться залу, тем более, что напитки кончались. При счете 3-0 в пользу Локомотива ( будь проклят Маминов) я был готов рвать и метать. Такого же настроения придерживалась и очередь, тем более, что все кончилось, а работала по-прежнему одна кабинка с одним пограничником. Выпившие отцы семейств уже постукивали ногами по пустым кабинкам. Назревавшую революционную ситуацию сгладил гол Егора Титова на 63 минуте. Однако после того как Игнашевич на 79 сделал счет 4-1, а очередь продвинулась всего на 10 метров (это за два часа) народ ( и лично я) был готов к восстанию. И тут до нас донесся топот ног: пограничные офицеры, чувствуя ответственность перед государством, занимали пустовавшие до того кабинки. Весть о том, что Безозеров сделал поражение чуть менее разгромным, я встречал уже, садясь в такси. По дороге домой выслушал отчет Леонид Парнас о содержании игры и понял, что ничего хорошего я не пропустил. И даже хорошо, что обстоятельства не пустили меня на стадион.
Так сложности делают нашу жизнь проще

Рассказка об излишнем рвении
В середине нулевых годов мой знакомый журналист информационного агентства был в командировке в Туркмении. Ожидались четырехсторонние переговоры по газу, кроме хозяев были еще делегации из России, Белоруссии и Украины. Перед самым началом итоговой пресс-конференции мой знакомый журналист забежал помыть руки. И вот рассказывает он: "мою руки, поворачиваю голову, а у соседней раковины премьер Украины. Я ему здрасте, я из Москвы, агентство такое-то можно ли задать пару вопросов. Он кивает головой, я достаю диктофон. Три вопроса, три ответа, каждый -полноценная сенсация. полное изменение позиции по вопросам газа. поговорили попрощались, он в зал пресс-конференцию давать. Пока суть да дело я звоню в Москву диктую новости, типа всех сделали. со ссылкой на премьера Украины безусловно. Отдиктовал, бегу в зал. Премьер Украины уже за столом, говорить готовится, мне головой . Тут двери открывается и заходит тоже премьер Украины. Я смотрю на одного на другого и понимаю что разговаривал я с премьером Белоруссии. И позиция его была как обычно- важно но никакой сенсации. Я за двери, звоню на выпуск. Говорю снимайте - это премьер Белоруссии был. Из трубки сдавленный всхлип: " ты, что идиот, ты нажрался что ли. А я трезвый, я просто перепутал. Две молнии дали, аннулировали практически сразу. Обошлось.
Так спешка порождает другую спешку

Рассказка о разнице подходов.
Так случилось, что два моих приятеля поехали выбирать губернатора. Область была одна, а вот команды были разные. Было это в те времена, когда действующему губернатору избраться было сложновато, однако тот глава региона политической воли мог поделиться кем угодно. Больше ничего за душой у него не было. Его оппонент был бывшим министром. Приятели мои между собой были хорошо знакомы, однако логика конкурентной борьбы потихоньку съедала взаимную симпатию. О перипетиях конкурентных боев они мне рассказывали чуть ли не каждый день, если вечером не звонил телефон, я даже как-то удивлялся. Впрочем, тогда кто-то из них звонил утром. Через пару недель я уже знал про область многое, а еще больше о недостатках моих приятелей. За 4 дня до выборов мне звонил тот, кто работал на бывшего министра. "Представляешь включаю телевизор, а тут - называет имя- с надписью -- "политолог из москвы". ну и расхваливает своего губернатора". Надо сказать, что на тот момент, человек, помогавший губернатору, не был политологом. Да и сейчас не является. "И что" спрашиваю я, ну назвали его так. "Так он 10 минут балаболил, политолог фуев". И что снова спрашиваю я (очень хочется спать). В ответ мой приятель возмущенно завопил: "мужчина должен зарабатывать деньги красиво"
Так создавались правила, которым никто не следовал

Рассказка о терпении и понимании
В 1995 году по редакции газеты "Сегодня" прошла весть о том, что первый заместитель главного редактора Михаил Леонтьев собирается выбираться в Думу по московскому одномандатному округу. Отнеслись к этому в редакции по-разному. Алексей Федоров помнит как организовывалась эта компания - ну так же как и все, что организовывает Леонтьев. Мне идея журналиста, избиравшегося куда либо не нравилась категорически ( как не нравится и до сих пор).
До выборов оставалось недели полторы, как мне в голову пришло написать сводный текст о всех московских одномандатных округах: кто баллотируется, самые известные и перспективные кандидаты ( тогда в округе человек по 15 было). Дошло до того, где баллотировался Леонтьев. Текст слов: Павел Медведев (избирался в этом округе с 1990 по 2003), Юлий Гусман (кто ж не смотрел "Не бойся я с тобой), Сергей Пехтин ( авторитетный патриотический публицист и политик), известный публицист Федор Бурлацкий, пресс-секретарь ПРЕС Юрий Тавровский. И перешел к следующему округу. Сдал текст Дмитрий Волков и пошел смотреть за тем как выглядит редакционная политика. Дима в обычно бесстрастным выражением лица поправил что-то и сдал. Новых фамилий не появилось.
Следующим днем я ехал из Думы в редакцию с некоторым интересом. Зашел в отдел. "Леонтьев прибегал" сообщил мне коллега.
"И что"
"Спрашивал где ты"
"И" - мне становилось все интересней
"Орал, когда узнал что тебя нет,просил передать" - дальше шла невообразимая игра слов
"Ему туда же"
Следующие полторы недели мы с Леонтьевым практически не сталкивались. А через день после выборов я наконец доехал до редакции. Зная, помимо всего прочего, что Михаил занял в своем округе то ли 9, то ли 10 место.
"Ну как тут" - полтора дня проведенные в штабах и информационном центре ЦИК сделали меня любопытным до редакционных новостей. Пятой из них был Леонтьев.
"Миша приходил в ночи, грустный, закусывал у нас, жаловался, все меня кинули, совсем все и даже Глеб так со мной, что я ему сделал". Вот тут мне стало Леонтьева жалко. И после этого мы даже как-то помирились.
Так поражения сплачивают людей

Рассказка о том, как правда жизни победила находчивость
Алексей Игоревич Кирпичников, помянутый в рассказке про Ирину Хакамаду, был человеком необычного, но великого дара. Он умел описать и увязать все, что считал необходимым. Сложить 8 законов в один текст и назвать его "Экономический брейнстроминг" - да нечего делать. Объявить внутриотдельский конкурс на то, что каждый текст должен содержать упоминание о чемпионате мира по футболу в США - да еще проще. Сам объявил, сам раздал призы, хотя по чести выиграл сам-- "этот законотворческий прием по изяществу не уступал удару Христо Стоичкова по воротам сборной Германии" ( это точно помню, было и лучше).
Реакция у него была мгновенная: однажды, когда мы смотрели трансляцию заседания Думы, какая то депутатка начала пререкаться с Валерием Кирпичниковым ( то ли замиминистр то ли депутатом). "Цыц глупая баба, не спорь с Кирпичниковым) цыкнул Алексей Игоревич.
Иногда он писал предвыборные пародийные частушки. Воспользовавшись листком брошенным в почтовый ящик, он написал два как бы рондо. "Ученый, солдат\\ любит хлеб бородинский\\ люди ваш кандидат\\ Григорий Явлинский. И политик, солдат\\гроза уркаганов\\ люди ваш кандидат\\Геннадий Зюганов.
Слава Кирпичникова была намного меньше, чем у его и ныне очень известного однокурсника. Казалось ни одна тема не могла поставить его в тупик. Но тут пришла президентская кампания 1996 года. Один из любимейших писателей и философов Алексея Игоревича - Александр Зиновьев -- выступил на стороне Геннадия Зюганова. Кирпичников воспринял это трагически. Когда была объявлена пресс-конференция не было и вопросов кто на нее пойдет - и в обычных вопросах Алексей Игоревич не отпускал темы. Брифинг был в 14-00. В 17-00 Кирпичников приехал в редакцию. Из Думы. Тогда на Охотном ряду была традиция: поскольку в разлив коньяк не продавали, его спрашивали как "холодный кофе". По Алексею Игоревичу было видно, что кофе он выпил порядочно. Также, спустя 15 минут, стало понятно, что бутылку "холодного кофе" он взял с собой. К 8 он ее допил. Текст не шел. Алексей игноревич мучался. Любимый Зиновьев поддержал презираемого Зюганова - Кирпичников не мог с этим справится. Наконец он сдал текст. Первая фраза звучала так "Александр Зиновьев, чьи "Зияющие высоты" были катехизисом для ленивой интеллигенции 70-х...( и это только начало фразы). Но главным были заголовок и подзаголовок, в которых Леша был специалист. Они отражали смятение Кирпичникова, его неготовность принять реальность, сдачу всех жизненных позиций. На следующий день Леша поверил, что написал, но все равно считал, что это был не совсем он.
Заголовок КЛАССИК НА ПАНЕЛИ
Подзаголовок ЗАЧЕМ?
Так былые пристрастия оказываются сильнее природного дара
Эта и другие рассказки находятся здесь


Небольшая рассказка о техническом несовершенстве и человеческом внимании.
В те годы наша редакция была немного хипстерской. Не из-за одежды, потому что тносили какую купить можно было. Модные кафе тоже были ну как-то не совсем тем, чем это принято теперь называть. Зато в редакции стояли макинтоши. При том, что в ряде редакций еще не унесли пишущие машинки. Увы, человек неблагодарен и нашу редкую технику мы не то, чтобы берегли. Кто из нас и теперь не ест над клавиатурой, а мы над ними еще и чокались. "Запила, теперь выпей" заботливо приговаривал Алексей Федоров, купая в водке шарик из мышки, на которую пролили апельсиновый сок. В общем клавиатуры стали ломаться. Еня, Ерномырдин, убайс писала одна из них, сигнализируя о том, что у нее не работает буква Ч. Без Ч в те годы было никак. А вот на другой не работала не менее важная буква. Корректор поймала это в моем тексте в самый последний момент. Думаю, что судился бы я до сих пор. Из-за пустяка, из-за совершенно невинного думского текста. И фраза была проходная. "А "Женщины России" (была такая фракция в первой Думе) получили моральное удовлетворение". Без буквы м эта фраза звучала совсем иначе.
Так нам удается избегать очень больших неприятностей из-за мелочей

Рассказка о неукротимом нраве и своевременной иронии
Зимой 1995 года я первый и последний раз летал в командировку с Ельциным. Именно тогда, в первый раз я понял, что лучше бы его стоит сделать и последним: работа в президентском пуле мне решительно не понравилась. а начиналось все неплохо. Во внуково-3 я встретил своего старого университетского приятеля, который теперь известен как блоггер Максим Калашников. А тогда он еще был Владимиром Кучеренко, журналистом "Российской газеты" и автором двух книг про лужковскую коррупцию. Мы с ним никогда не ссорились ( ни тогда ни теперь), а к моменту встречи во внуково-3 еще и не виделись полгода. Так что было о чем поговорить.
Ельцин и поездка с Ельциным Володе, который в 1993 году почти до последнего был в Белом доме ( он кстати почти классический пример дважды защитника Белого дома) очень не нравились, о чем он не стесняясь рассказывал каждую секунду. А голос, надо сказать, у него на тот момент был громовой.
Как-то долетели до Липецка. Первым пунктом был НЛМК, вторым выставка продовольственных товаров. На ней Володя впервые перевел свое словесное недовольство в дела - проходя мимо большого блюда с пирожками смахнул несколько в сумку. Было вкусно. На той же выставке проявил себя и начальник ельцинской охраны Коржаков. В тот момент, когда все камеры и все фотоаппараты были сосредоточены на Ельцине, внимательно изучавшем стенд с колбасными изделиями, главный ельцинский охранник решительно подошел к столу, на котором стояли кувшины с молоком. "Давай молочка попьем" -сказал Коржаков своему сопровождающему-- "пусть не думают, что мы только водку пьем". И тут же осуществили задуманное. Делалось это на публику, но я повелся и стал толкать ближайшего фотографа - мол сними. Тот, впрочем, делал 101 кадр Ельцина на фоне сосисок.
Володя меж тем не терял бодрости духа. Когда нас в очередной раз посадили в автобус, чтобы везти на очередную точку, в автобус набилась и местная пресса. Одна тетка восторженно выдохнула: "Сколько лет я живу.... Никогда такой хуйни не видела" в унисон прорычал Кучеренко.
Постепенно дело дошло до обеда. К этому моменту Ельцин уже отбыл к губернатору, мы отдиктовались и можно было слегка расслабиться. Благо стол от напитков ломился. Я не помню как и когда, но Кучеренко зацепился языками с каким-то чуваком из информагенства. Начали с мелочи, но минут через 10 спор шел по глобальным проблемам, причем очевидным образом позиции расходились. Тут нас стали собирать в самолет. На улице дискуссия продолжилась и уже я - со стороны Кучеренко и какой-то могучий пожилой мужчина со стороны чувака начали их растаскивать. Как-то запихули в автобус, но к несчастью места были только поблизости. Оппоненты бились в наших руках и не имея возможности перейти к действию, обменивались репликами. Наконец Володя решил бросить в бой один из последних аргументов "Лужков воооор" заревел он. Пожилой мужчина, кантовавший чувака, с несколько оторопелой улыбкой посмотрел на него. "ВОТ ОНА РАДОСТЬ УЗНАВАНИЯ" наконец сказал он. После этого как-то все успокоились.
Так ирония побеждает ярость

Рассказки - будут пополняться - надеюсь -1 часть

Предисловие- вроде того.
Это ни в коем случае не мемуары. Это забавности случавшиеся со мной и моими друзьями в разное время. Будет потихоньку пополняться. кто обиделся и узнал себя - я не виноват.))

Collapse )

проекты попаданчества

буду собирать и попаданческие сюжеты. которые в голову приходят
март 2013

Дуся - царица лесов и полей ( проект сюжета попаданческого романа)
Глава 1
Дуня, московская тусовщица и по совместительству студентка, выходит из клуба, ну скажем "Рай", закуривает сигарету и вдруг, проваливается куда-то. Открывает глаза, а вокруг куча теток в страшных, а точнее непривычных одеждах, духота, низкие потолки, а главное тело какое-то незнакомое. подумав Дуня теряет сознание снова.
В конце главы выясняется, что Дуня наша оказалась в теле Евдокии Лопухиной, первой жены Петьра 1. Год на дворе 1692, Софью уже свергли, Наталья Кирилловна еще жива, а муж Петр, который будущий великий уже вовсю бегает то к Лефорту, то к Анне Монс.
Глава 2
Посвящена размышлениям Дуни о том, что делать дальше. Петра 1 графа Толстого она читала, да и после того пара книжек попадались. Бежать некуда, в монастырь не хочется, Петр при первом взгляде на него радости не вызывает. Однако делать нечего, единственный выход окручивать будущего императора по новой. И главное не дать понять, что за личиной скромной московской царицы кроется прожженая московская тусовщица.
Глава 3-5
Дуня кадрит царя. Остается тихой, но при этом становится понимающей. Понемногу добавляет изюму в сексуальные отношения ( если показать все, то Петр бы напугался). Дала застать себя с книгой, чем страшно обрадовала мужа. Дала пару дельных советов. Застукала Алексашку Меньшикова на мелком воровстве. В целом положение прочно. Царь еще таскается к монсихе, но делает это уже с меньшим пылом.
Глава 6
После смерти Натальи Кириловны Дуня, как девушка образованная предлагает мужу, уже совершенно окрученному и Монсиху позабывшему, поделить управление страной ( не в прямую конечно). Она с боярами за хозяйство, царь за войну и армию. Петр с восторгом соглашается и тут же идет на Азов. А Дуня, тем временем, начинает работу с боярами и прочими князьями. Тут очень кстати приходит записка от Софьи из монастыря. Расшифровав ее, Дуня понимает, что в тело Софьи переселилась ее давняя подруга Сима, учившаяся на учителя истории, но, тусовавшаяся в том же "Раю". встретившись на богомолье девушки составляют план действий.
Глава 7
Посвящена размышлениям Дуни и Симы. Впереди у России война с Швецией тяжелая и мучительная. На этой войне Петр найдет новую жену, а этого допустить нельзя. Впереди Прутский поход, который плохо кончится. Разорение хозяйства, строительство Питера ( девушки его по старой памяти не любят) и многое другое. Составлен альтернативный план, который предполагает отказ от войны со Швецией и еще кой какие мероприятия.
Глава 8
ДУня мирит Петра и Софью. Вместе они отправляют Петра в великое посольство.
Глава 9
Петр возвращается в Москву полный планов переустройства всего и всея. Но в ходе пирушки в честь возвращения чрезмерно увлекается напитками и падает замертво. Дуня и Сима в трансе, однако им достаточно легко удается убедить "элиты" в том, что до совершеннолетия Алексея Петровича регентшей будет Дуня
глава 10-13
Царь растет. Дуня и Сима правят страна хорошеет. Меж тем в Европу все равно надо.
глава 14.
На мирных переговорах с Швецией после Нарвского инцидента Дуня замечает, что король Карл смотрит на нее как-то странно. Через пять страниц совершенно очевидно, что швед влюблен.
глава 15-18
Описание романа. страна хорошеет, царь растет
глава 19
Дуня согласна выйти замуж за Карла, но только если он примет православие и не будет претендовать на русскую корону. В Швеции против. Однако Карл совершенно уже одуревший от Дуни ( о как ты это делаешь, Петр научил, а он откуда - а его алексашка научил) делит страну: оставляет Швецию кому то там еще а за собой оставляет имеющуюся под рукой часть Прибалтики и Финляндии, кои и возлагает к Дуниным ногам. Меж тем Софья.....
ну и куда дальше фантазия унесет. Лучше чем Катюши в 17 веке точно не придумаю)

декабрь 2013 Страшный мирный сон
Начинаться должно стандартно. Интернет-патриот, сталинист и любитель "порядка", попадает в начало 1941 года. Тут же его под белы ручки и к Сталину (этап отделение милиции-психушка пропустим). Тут он и выкладывает дату начала войны, расположение примерное частей и случайно осевшее в голове описание новой гаубицы, которую начнут делать года через три. Снова пропускаем этап допроса в только что созданном НКГБ и психушку, допустим его послушали. Чуть-чуть скорректировали планы на июнь-июль. 22 июня ...
А тут начинаются расхождения. Немецкие генералы, у которых дела идут несколько хуже, чем в реальной истории, задумываются о том, что может быть дальше. Советские генералы, видя, что дела идут хуже, чем им обещали, тоже оптимизма не испытывают. Ну и миф о тайных переговорах, которые якобы были в августе 1941 года, становится явью. Пограничный конфликт. Не поняли чуть чуть друг друга. Извините, мы тут ваш Брест и ваш Минск немного попортили. Нда- а мы тут ваших румын разбомбили. Мир? Мир!.
Под это правда меняется политическое руководство и в Германии и в СССР. Гитлера тяжело ранит Маринус ван дер Люббе-младший. Сталина просто разбивает паралич и он срочно уезжает в горки с напутствием от соратников: "лечись коба, как ильич лечился". В общем и там и сям прагматки, которые воевать дальше не очень хотят, в том числе и с Англией.
И вот тут нашего попаданца, интернет-патриота, сталиниста и любителя "порядка", начинает корежить. Своими руками он отменил победу над Германией, торжество кумира и надежду на правильное устройство мира (а то было бы здорово долбануть по "пендоссам" ракетой. Своими руками он упрятал кумира в Горки и отдал власть Кагановичу ( ну а как еще-то), Микояну и старику Жемчужину. Крах, тоска, запой - дурка.
Последняя сцена - просыпается в кроватке у себя дома в 2012 году и с радостным воплем кидается к полке с любимыми книгами

шляпа-2

между тем, многие новости в своем развитии соответствуют старому анекдоту
Умирает старый раввин. Вокруг собралась паства и просит: ребе, скажите мудрость на прощание. Раввин вздыхает и говорит: «Жизнь — это река».
Все начинают повторять «жизнь — это река...» Потом какой-то маленький мальчик спрашивает: «А почему?» Раввин еще раз вздыхает и говорит: «Ну, не река...»